Переманивание персонала запретят
  1. Главная
  2. Публикации
  3. Трудовое право
  4. Запрет на переманивание персонала не ограничивает свободу труда

Запрет на переманивание персонала не ограничивает свободу труда

Запрет на переманивание персонала не ограничивает свободу труда…при условии, что это не запрет

Проблема переманивания персонала особенно остро стоит для компаний, «продающих» знания и опыт своих сотрудников, то есть для всех мастей консультантов, юридических и аудиторских фирм, разработчиков программных продуктов и интеграторов ИТ-решений. Зачастую такие компании в рамках предоставления услуг отправляют к заказчику целые команды для выполнения долгосрочных проектов. В итоге

сотрудники исполнителя буквально «живут» у заказчика, «врастают» в бизнес-процессы, становятся незаменимыми.

У «принимающей стороны» невольно возникает соблазн «схантить» проектную команду. Ведь в случае перехода специалистов к заказчику последний экономит на поиске персонала и его адаптации — подходящий сотрудник уже найден, проверен в деле, влился в коллектив. Отличное решение для любого HR.

Заказчики не задумываются о недобросовестности своего поведения, опираясь на нормы о свободе труда, запрет дискриминации в сфере трудовых отношений. При этом, как правило, ссылаются на ст. 9 ТК РФ, объявляющую ничтожными условия коллективных и трудовых договоров об ограничении прав работников. А поскольку одним из незыблемых конституционных прав является право работника распоряжаться своими способностями к труду,

работодатель, по мнению заказчика, не может в трудовом договоре прямо запретить переход сотрудника к «новым хозяевам», будь то контрагент по сделке или прямой конкурент.

Можно ли ограничение на переход прописать в договоре подряда или оказания услуг? Думается, что и такой подход суд сочтет неправомерным — опять же из-за возможного ограничения прав работника.

Впрочем, взгляд на ситуацию, при которой заказчик однозначно получает выгоду путем найма сотрудника исполнителя, подсказывает наиболее адекватное решение —

если запрет перехода объективно невозможен, то почему бы не получить с заказчика за такой переход компенсацию?

Очевидно, из такой логики исходили юристы «Тимидея групп». Они заложили в договор оказания услуг норму о компенсации в размере 12-кратной месячной заработной платы своего сотрудника в случае, если заказчик - «Русагро-инвест», захочет этого сотрудника нанять.

В дальнейшем, действуя в лучших традициях российского бизнеса, компания «Русагро-инвест» переманила 24 сотрудника «Тимидея групп», а платить отказалась, полагая условия договора о компенсации ничтожным. В итоге стороны встретились в суде (№ А40-230924/2018).

«Тимидея групп» потребовала от «Русагро-инвест» 40 млн 905 тыс. руб., ссылаясь на нарушение условий договора оказания услуг.

Судом установлено, что услуги заказчику оказывались по месту нахождения «Русагро-инвест», также установлены конкретные сотрудники, оказывающие услуги и впоследствии принятые на работу в компанию заказчика. Компенсация, причитающаяся «Тимидея групп», выплачена не была. В судебном заседании истец пояснил, что условия договора о компенсации были предусмотрены для предотвращения «утечки» кадров, поскольку истец вкладывается в развитие сотрудников, постоянно их обучает.

Интересно, что при разрешении спора суд сослался на мировую практику, отметив, что положения о непереманивании сотрудников включены в контракты ведущих компаний. Как следствие, суд принял аргументы истца и посчитал указанные пункты соглашения соответствующими рыночным условиям.

Разрешая вопрос о ничтожности условий, ограничивающих переход сотрудников исполнителя к заказчику, суд фактически уклонился от прямого ответа на вопрос, вторгаются ли подобные условия гражданского договора в сферу трудового права. Сославшись на нормы о свободе договора, первая инстанция истолковала эти условия как соглашение о последствиях наступления определенного юридического факта — т.е. найма сотрудника заказчиком. При этом особо указала, что

обязанность по выплате определенной суммы в качестве компенсации не является неустойкой, поэтому сократить эту сумму суд не вправе.

Вопрос о том, являлось ли спорное условие договора мерой ответственности за неисполнение отрицательного обязательства, судом не ставился. По логике суда, заключая договор с условием о компенсации за переход сотрудника исполнителя, заказчик добровольно принял на себя обязательство — нести дополнительные расходы в пользу исполнителя. Права третьих лиц при этом не нарушались.

Обоснование законности спорных положений договора суд дополнил рассуждением о недобросовестном поведении заказчика, направленного на получение доступа к коммерческой тайне исполнителя, а также положениями антимонопольного закона. Возможно, суд посчитал ненадежной позицию, основанную только на договорном праве, и включил в решение все аргументы против ответчика, которые пришли на ум. Действия последнего суд оценил однозначно — как попытку «уйти от выплаты компенсации, условия начисления которой были заказчиком согласованы при заключении Договоров и не исполнены в последующем».

В итоге суд отказался признать незаконными спорные положения договора о компенсации за найм сотрудников исполнителя, положив тем самым границу между трудовым и договорным правом в этом конкретном вопросе. Невыплаченная компенсация в пользу «Тимидея групп» была взыскана в полном объеме.

Остается добавить, что сама конструкция договорного регулирования вопроса защиты от переманивания персонала, работающего по модели аутстаффинга или аутсорсинга, выглядит весьма изящно. Дождемся решения апелляционной инстанции и будем надеяться, что одной проблемой для небольших консалтинговых компаний станет меньше.
Нажмите для звонка
+7 (495) 649-87-12